Мальчик или аборт. Почему на Кавказе и в Азии некоторые избавляются от неродившихся девочек.

0
545

Мальчик или аборт. Почему на Кавказе и в Азии некоторые избавляются от неродившихся девочек.

  • Татьяна ЯРМОЩУК
  • Аида МИРМАКСУМОВА

Патриархальные общества требуют от женщин рожать мальчиков, а девочки в них часто считаются второсортными.
Случается, что матерей, которые рожают девочек, избивают, а отцов называют «бракоделами».

В 90-х годах, когда пол ребенка начали определять на ранних сроках, в таких обществах распространены селективные аборты: некоторые семьи начали избавляться от нежелательных девочек. Это привело к гендерному дисбалансу.

По данным ООН, в странах Южной, Юго-Восточной и Центральной Азии разница между числом мужчин и женщин – как минимум 170 миллионов. Сложная гендерная ситуация и на Кавказе.

В Азербайджане на 100 девочек приходится 114 мальчиков, в Армении – 112, в Грузии – 109. При этом нормой считается 100 девочек на 106 мальчиков.

Кифаят, Бавакан, Кистаман…

В Азербайджане есть традиция – на свадьбе брат жениха повязывает невесте красную ленточку как символ того, что до свадьбы она была девственницей. Потом он произносит фразу «Yeddi ogul isterem birce dene gız gəlin» – «Желаю семь сыновей и одну дочь-невестку». Также второй, третьей или четвертой дочери могут дать имя Гызбясти, Кифаят или Йетяр, что означает «хватит девочек».

В Армении, когда невесту приводят в дом жениха, ей вручают подарки, а потом на руки дают маленького ребенка – как правило, мальчика, чтобы она родила сына для своей семьи. Нежеланным девочкам здесь дают имя Бавакан – «хватит».

В Дагестане таких дочерей называют Кистаман («хватит девочек») или Улангерек («давай мальчика»). Здесь есть пословицы – «Лучше бы ты мне камень родила» или «При рождении дочери углы комнаты сужаюся, при рождении сына потолочные балки поднимаются на одну пядь».

Настоящее Время рассказывает истории некоторых женщин, которые решились на аборт, узнав, что это девочка.

«Я тоже убийца»

Когда 30-летняя Амина Алиева из Азербайджана узнала, что третий раз беременна девочкой, ее семья приказала ей избавиться от ребенка.

«Мы пошли узнавать пол ребенка вместе со свекровью и мужем. Когда врач сказал, что это девочка, для них словно наступил конец света. Они сказали, что я должна сделать аборт», – рассказывает она.

Амину уговаривала сделать аборт даже ее гинеколог. В ответ на несогласие женщины муж пригрозил разводом и сказал, что добьется того, что он сам будет воспитывать дочерей. Амина в итоге согласилась. При этом она считает, что проведенный на 15-й неделе аборт был незаконным, так как согласно азербайджанскому законодательству операцию можно делать до 12-й недели.

«Эти убийцы отрезали руки и ноги моему ребенку. Но я тоже убийца. Мы совершили самый большой в мире грех. Все мы – мать, отец и бабушка – мы убили беспомощное существо, как дикари», – говорит Амина.

«Ногами по животу лупил»

У 30-летней Эльназ Джавадовой из Азербайджана две дочери. Но родить их для нее было большим испытанием. Как только становился известным пол будущего ребенка, муж и свекровь требовали сделать аборт. И каждый раз, когда Эльназ отказывалась это делать, муж ее избивал.

«Бил – еще мягко сказано. Ногами по животу лупил, сломал ножку стула – бил ею по пояснице, чтобы случился выкидыш. Но, слава Аллаху, они сохранились и родились совершенно здоровыми», – говорит она.

По словам Эльназ, пол детей становился известным лишь на 5-6-м месяце беременности, поэтому врачи отказывались делать аборт: «Муж приносил им кучу денег, чтобы врачи согласились сделать аборт. Но врачи даже не подпускали меня близко. Говорили, что могу умереть и что не возьмут такой грех на душу, как выскабливать уже сформировавшегося ребенка».

«Свекровь и муж не слушали меня»

Нарине живет в Гехаркунике (Армения). Ее муж работает в России, к семье приезжает раз-два в год. Каждый раз он напоминал жене, что у них две дочери, а семье нужен сын. Когда Нарине забеременела в третий раз, то оказалось, что это опять девочка. После этого свекровь начала звонить сыну и настаивать, что нужно сделать аборт.

«Мне было 29. Я была взрослой женщиной и немного боялась, что если сделаю аборт, то не смогу снова забеременеть. Но моя свекровь и муж не слушали меня. Они говорили, это займет 15-20 минут и ты никогда и не вспомнишь этого. Но когда я смотрю на своих дочерей, не могу прекратить думать об их нерожденной сестре. Я виню себя, что не нашла силы защитить ее».

«Решилась на аборт на пятом месяце»

Еще одна жительница Армении, Татевик, на аборт решилась на 5-м месяце беременности. Уверяет, что это было только ее решение.

«Сначала сказали, что будет мальчик. Но потом выяснилось, что это девочка. Я решилась на аборт на 5-м месяце беременности. Это было мое решение, меня никто не принуждал. Сейчас у меня есть мальчик, и я ни о чем не жалею», – говорит она.

«Муж заставил сделать аборт»

По данным соцопросов, 46% семей в Грузии предпочитают иметь ребенка-мальчика и только 9% – девочку. Многие женщины признают, что хотя бы раз делали аборт с целью выбора пола ребенка.

«Для меня не имело значения, родится девочка или мальчик. Но как это часто бывает в грузинских семьях, все хотели, чтобы первенец был мальчик. Мой муж был против рождения девочки и заставил меня сделать аборт», – говорит Ия.

«Старшим в семье должен быть мальчик»

Жительница Грузии Теона рассказывает: когда ее родная сестра ждала ребенка, все были счастливы, а родственники мужа даже подобрали имя мальчику. Но радость продолжалась до тех пор, пока врачи не объявили пол ребенка.

«Мы узнали, что будет девочка. Эта новость очень не понравилась семье моего зятя. У него очень обеспеченные родители. Они все время твердили, что старшим в семье обязательно должен быть мальчик, заявляли, что девочка не получит от них ничего, и пока не родится мальчик, помогать не будут. Они довели зятя до того, что он настоял на аборте. Сестра сопротивлялась, плакала, но в итоге из-за боязни разрушить семью согласилась», – вспоминает Теона.

«Не жалею, что прервала ту беременность»

У 34-летней Марьям из Махачкалы четверо детей. Она вышла замуж в 18, сразу после окончания школы. В 19 родила старшую дочку.

«Когда на УЗИ нам сказали, что будет девочка, муж очень расстроился. Говорил, что старшим в семье должен быть сын. Все надеялся, что врач ошибся и что у ребенка еще вырастет «колокольчик». Но родилась дочка. Он, конечно, ее сразу полюбил, но продолжал хотеть мальчика. Свекровь его успокаивала: «Сначала нянька, потом лялька». Мол, мальчик будет вторым», – рассказывает Марьям.

Когда она забеременела во второй раз, выяснилось, что это снова девочки.

«Уже на первом УЗИ мы узнали, что будет двойня. Помню, муж тогда сказал: «Ну, хоть один точно будет мальчик». Когда нам сказали, что это две девочки, он чуть с ума не сошел. Злился на меня: «Ты не можешь мальчика родить». Я даже напоминала ему школьный курс биологии: пол ребенка зависит от мужских хромосом. Но ничего слушать не хотел, обвинял меня в неспособности зачать мальчика. В этот раз уже и свекровь подключилась, стала говорить, что мальчик в семье обязательно должен быть и что я должна побольше есть мяса, чтобы в следующий раз родился мальчик», – рассказывает Марьям.

Третий раз женщина забеременела в 25. На 13-й неделе УЗИ снова показало девочку. Вспоминая прошлые упреки, Марьям сама решила прервать беременность.

«Сейчас точно не могу сказать – я уже сама хотела сына или муж мне это внушил. Но дома и без этой было три девочки. И потом я вспомнила все слова и упреки в мой адрес во время предыдущих беременностей. В общем, я не жалею, что прервала ту беременность».

С четвертого раза Марьям родила сына.

«Дочерей даже людьми не назовешь»

Акмоор живет в Кыргызстане. Ее муж всегда хотел мальчика. Когда она ждала пятого ребенка, обследование показало: снова будет девочка. Супруг так огорчился, что бросил семью.

«Все друзья меня упрекали, что у меня нет сына, – рассказывает Акмоор. – Очень много про это было разговоров. После рождения четвертой дочери стали говорить: вот, опять девочка. Он каждый день пил, а когда приходил, говорил, что дочерей даже людьми не назовешь. Говорил, чтобы их здесь больше не было. Я это очень тяжело воспринимала. Жить не хотелось».

Акмоор развелась с мужем. Но результат УЗИ оказался ошибочным. У Акмоор родился мальчик. Бывший муж, узнав об этом, захотел вернуться в семью, но она его не приняла.

«Он пришел, – вспоминает Акмоор. – Но я сама не захотела с ним жить. Он не считал за людей своих дочерей, но когда родился сын, вдруг захотел помириться. А девочки тоже люди».

Некоторые имена в статье изменены по просьбе героинь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here